Фемдом Страпон

Не бойся я с тобой

размещено в: Фемдом рассказы | 0

Последнее изменение: 17 июня, 2020 в 04:26 пп


Площадь зала имела форму восьмиугольника. Четыре противоположные стены представляли собой альковы, обитые изнутри красной кожей. Обтянутые той же кожей шляпки обивочных гвоздей образовывали ромбовидный орнамент. Внутри помещались мягкие настилы, покрытые кожей тёмно-серого цвета. В изголовьях лежали тяжёлые подушки из грубой серой материи. Над ними на стене, висели по два металлических кольца. Раздвинутые шторы, из той же материи, что и подушки, собраны подвязками.

Вдоль остальных четырех стен стояли глубокие черные диваны. Перед ними на полу громоздились, заполненные сыпучим наполнителем пуфы. В центре мрачного зала была установлена странная конструкция, напоминающая многофункциональный гимнастический снаряд. Конструкция освещалась плавно мигающим жёлтым светом.

Над ней, под прямым углом друг к другу, к потолку крепились четыре монитора.

Все мониторы показывали одну и ту же надпись «снимите одежду».

— Ладно, нам не привыкать. — Сказала Анна, стягивая с себя свитер.

Ее примеру последовала Симона. Последним, беспокойно озираясь, разделся Иван. Когда все трое остались без одежды, надпись на мониторах сменилась анимированной зелёной стрелкой, указывающей вниз.

Участники обнаженного трио переглянулись друг с другом.

— Ваня, ты мужчина, иди первым. Ты разберёшься. – Неожиданно уступив лидерство Ивану, сказала Симона.

Тревожно расширенные глаза Ивана ещё больше раскрылись от удивления.

Он посмотрел на Симону. Ее лицо не выражало ничего, кроме сдержанной учтивости. Едва заметно кивнув и на мгновение прикрыв веки, она подтвердила свои слова.

— Не бойся, иди. – Раздался за спиной у него тихий и неуверенный голос Анны.

Иван повернулся, всматриваясь в ее глаза, просящим поддержки взглядом. Лицо Анны дернулось в попытке изобразить подбадривающую улыбку.

Терзаемый смутными опасениями, Иван направился к гимнастическому снаряду.

Подойдя, он увидел место, куда нужно было вставать. Оно было обозначено оттисками стоп. Иван встал на них, оказавшись под перекладиной, на которой висели две ременные петли. Интуитивно он поднял руки и взялся за петли.

— Продень кисти через них, — подсказала стоявшая сзади Анна, — здесь картинка появилась.

— Продень и возьмись за турник. — Добавила Симона.

Иван последовал совету наставниц и как только сделал это, два парных щелчка, и… широкие толстые ремни надёжно обхватили его запястья и щиколотки.

Девушки и распятый в форме буквы «Х» Иван, замерли в ожидании. Раздались три гудка, конструкция пришла в движение, медленно трансформируясь вместе с зафиксированным в ней Иваном.

— Ой… Ой, ой, ой! — Запричитал напуганный Иван.

Поначалу девушки шарахнулись от внезапно начавшего двигаться механизма, но подталкиваемые любопытством, подошли достаточно близко, с интересом наблюдая, происходящие с Иваном преобразования.

Когда машина остановилась, он оказался перевёрнутым лицом вниз. Теперь его руки упирались в ту самую перекладину, как если бы он отжимался от нее. Грудь и живот лежали на широком валике. Согнутые в коленях ноги, свободно висели на ремнях, охватывающих щиколотки. Он, как будто, парил на четвереньках.

— Смотри, снова стрелка мигает. – Симона обратилась к Анне, указывая пальцем на монитор. – Давай, теперь ты.

— Что я? – Анна испуганно посмотрела на Симону.

— Ты вставай. Вон там, место обозначено.

— А почему я? – Анна сделала шаг назад и прижала подбородок. – Может ты?

— Да как я то? Ты же «клиент №1». Забыла, что ли?

— Так, причем тут клиент то? Что он сейчас может сделать вообще. Смотри, как его раскорячило.

— Ну не знаю, но очередность нарушать не лучшая идея, мне кажется. Вдруг деньги сгорят. Давайте, Анна, не переживайте, все будет хорошо.

— Ты думаешь?

— Ну а что? Вот же Ваня, висит спокойно и ничего с ним не случилось страшного.

— Звучит, как-то не убедительно. – Анна покосилась на перевернутого Ивана. – Ладно, попробую.

Вставая на предложенное место, она бедрами коснулась ягодиц Ивана. Иван обеспокоенно забарахтал, подвешенными ногами.

Раздался один гудок. «Выберите уровень», — конструкция заговорила сильным и ровным женским голосом, предлагая варианты: «нормальный»; «сложный»; «убийственный».

— Нормальный. – Удивленно протянула Анна.

Щелчок, и ее щиколотки застегнулись ремнями. Снова прозвучал гудок.

«Внимание задание!» — продолжила машина, — «Совершите анальный акт, попадая в ритм музыкального сопровождения».

Анна растеряно посмотрела на Симону и увидела, что она, открыв рот сморит на ее передок. Анна посмотрела вниз…

— Бляя! Что это? – Ужаснувшись вскрикнула она.

Забыв, что ее ноги зафиксированы, Анна дернулась, и чуть было не упала назад, но вовремя схватилась за парящую перед ней задницу.

Симона хлопнув ладонью по своему рту, закатилась таким истеричным и заразительным смехом, что даже пребывающий в мрачной тревоге Иван, немного расслабился и заулыбался.

— Что там? Что там, а? Я не вижу? – Спрашивал он, до предела вывернув шею, чтобы видеть, катающуюся от хохота Симону.

— У нее хе.., у нее… хе.. – Из-за смеха Симона никак не могла выговорить слово.

— Что хе? – Недоумевающе улыбался Иван.

— У нее хер! – Выпалила Симона, наконец то завершив фразу и снова зашлась в смеховой истерике.

В тот момент, когда Анна посмотрела вниз, она увидела, торчащий у себя между ног, нежно-розовый пятнадцатисантиметровый эрегированный пенис, отливающий глянцевой смазкой.

— Какой хер? – Не понимая и все еще улыбаясь, переспросил Иван.

— Да нормальный. – Гоготала Симона.

Умирающая улыбка на лице Ивана сменилась маской мучительной скорби. Но в следующий момент его глаза начали округляться и расширились до такой степени, что на лбу образовались толстые складки.

Симона, заметив эти изменения, резко перестала смеяться.

Складки на его лбу изогнулись вслед за складывающимися в домик бровями. Иван издал надсадный стон.

Пока Симона отвлекала Ивана своим безудержным гоготом, Анна, решив не оттягивать в долгий ящик неизбежный момент, ввела в него свой, новоприобретённый фаллос. Конструкция сопроводила это действие завывающим музыкальным вступлением, которое закончилось раскатистым ударом бас-барабана. Звук бочки совпал с моментом, когда Анна вошла в Ивана до упора.

«Для активации автоматического режима возьмитесь за поручни» — сделала подсказку машина. Анна обратила внимание на две ручки, выступающие по бокам из валика, подложенного под Иваном. Наклонившись к его спине, она взялась за них, как за руль велосипеда. Ремни пристегнули ее запястья. Все дальнейшие движения Анны происходили помимо ее воли, в автоматическом режиме.

Анна начала совершать неторопливые фрикции, средней амплитуды. Постепенно, вместе с ускоряющимся музыкальным темпом, ее движения становились шире и быстрее. С каждым новым ударом барабанов в конце такта, ее бедра все сильнее хлопали по ягодицам. Иногда, сквозь громкую динамичную музыку, прорывались, издаваемые Иваном, ахи и стоны.

—  Симона, Симона, помоги мне! Вытащи ее из меня! Вытащи пожалуйста!

Симона села на пол и взяла двумя руками его голову.

— Ваня, все хорошо, надо немного потерпеть. Дыши, дыши вместе со мной.

Симона, часто вздувая грудь, выдыхала Ивану в лицо. Казалось ему полегчало, но через несколько секунд, охая и хрипя, он снова запричитал.

— Симона, хватит, я больше не могу! Выключите пожалуйста. Снимите меня.

— Ваня, уже все. Сейчас все закончится. Мы не можем ничего остановить. Анна тоже привязана. Она уже кончает. Дыши, дыши, смотри на меня…

Музыкальный аппарат стройно отбивал задорное мелодичное техно со скоростью 140 ударов в минуту. Пригнувшись над своей жертвой, Анна трахала ее, как оседлавшая семинариста ведьма. Еще один музыкальный акт и темп ускорился до 150 ударов. Симона прижала к себе голову, обезумевшего от ужаса Ивана. Его стенания глохли на ее упругих грудях. Под заключительную басовую дробь и удар тарелок Анна кончила, выплеснув с пол стакана спермы.

Ремни на ее конечностях расстегнулись. Она вытащила разогревшийся член и придерживаясь за поручень, вышла из машины. Обмякший фаллос отвалился и шлепнулся на пол. Отделившееся от него, едва заметное облачко пара растворилось в воздухе.

— Это было нечто. – Выдохнула Анна, разминая кисти и водя глазами по сторонам.

Симона, оставив оконфуженного Ивана, с восхищением рассматривала, вернувшуюся к своему естественному обличию подругу. – Эпическая круть. – Наконец то вымолвила она.

Гудок и машина снова пришла в движение. Пройдя исходное положение, она не остановилась, а продолжала вращение, пока не перевернула, находящегося в ней игрока, почти на 180 градусов. Иван оказался в полу лежачем положении.

— Почему ремни не отпускают? – Безжизненным голосом спрашивал он. – Снимите меня пожалуйста, я хочу выйти.

— Ваня, подожди, тут что-то написано. Не волнуйся, сейчас разберемся. – Симона, как могла, успокаивала его. – Поздравляю! У тебя + 100 тысяч долларов.

— Я хочу выйти. – Твердил Иван, нисколько не обрадовавшийся своему возросшему состоянию.

— Ваня, ты такой молодец! Мы уже почти у цели! Выполнено 99 %. Что купишь первым делом? Самое время подумать об этом. Анна, правда Ваня молодец у нас?

— Конечно молодец! Вообще красавчик! – Торопливо соглашалась Анна, отрывая взгляд от, лежащего на полу, отпавшего с нее пениса.

— А почему не 100 %? – Не успокаивался Иван.

— Следующий акт начнется через четыре с половиной минуты. Потом будет 100. Выше нос, мачо. Мы все через это прошли. Ты же мужчина, Ваня! Воин, защитник, кормилец ты наш. Анна, правда Ваня…   

— Дайте мне лекарство! – Собрав остатки сил закричал Иван. – Дайте мне анестезию, мне нужен тот порошок.

Анна метнулась к выходу. Она с разбегу толкнула створки, но тут же отшатнулась от них.

— Заперто! – Печально сообщила она. – Придется на сухую, Ваня. Потерпи, второй раз уже легче будет. Я знаю, что говорю.

Иван жалобно всхлипнул. Анна и Симона уставились на одно и то же. Сдерживая улыбки, они смотрели, как из его анального отверстия капали мутные сгустки.

Раздались три гудка.

Пока бесчувственная машина крутила Ивана, Симона, испытывая внезапно нахлынувший, возбуждающий эмоциональный подъем, предвкушала самый невероятный, захватывающий и уникальный опыт в своей жизни. Пружиня на носках и делая круговые махи плечами, она разминалась, как готовящаяся к броску копья, голая метательница. Как только конструкция остановилась в рабочем положении и на мониторе замигала приглашающая стрелка, Симона с достоинством взошла на помост. Выйдя на позицию, она подобно спикеру на трибуне, положила руки на расположенную перед ней задницу и снисходительно похлопала по ней ладошкой.

После единичного гудка, все тот же женский голос предложил выбрать уровень задания. Нетерпеливо пританцовывая, Симона неосознанно поддавала бедрами, по расставленному в обидной позе Ивану. От этих случайных касаний его душа несколько раз успела покинуть тело и вернуться обратно. Внимательно прослушав перечисляемые варианты, Симона замерла, всматриваясь в далекую точку. Постояв несколько секунд, она подняла глаза кверху и забарабанила пальцами по подвешенному телу. Иван сжался в надежде на то, что Симона откажется от задания, и машина, приняв ответ, отпустит всех по домам.

— Убийственный. – Тихо, но ясно произнесла Симона. Ее глаза сверкнули диким блеском.

— Симона, ты что сказала? Скажи просто, что не будешь и все. – Залепетал, не сомневающийся, в том, что он ослышался, Иван.

«Внимание! Выбран экстремальный уровень – только для подготовленных игроков. Подтвердите выбор» — ответила машина.

Иван отчаянно силился переварить услышанное. Симона задумавшись, молча барабанила пальцами по его копчику. Анна сосредоточенно смотрела на Симону, пытаясь понять, что она задумала.   

«Выбранный уровень будет запущен автоматически через…» — начался пятисекундный обратный отсчет.

— Симона, что ты делаешь? Отмени прошу тебя! За что мне это?

Симона молча потерла, проступившее на коже у Ивана, красноватое пятно, как будто пыталась стереть его.

— Симона, не надо! Умоляю тебя!

— Да не верещи ты, Ваня. Это я для тебя стараюсь. Если за первый уровень 100 тысяч получил, на третьем – самом сложном, представь, сколько поднимешь.

— Да не нужны мне такие деньги! – В отчаянии рыдал Иван. – Забери все, что есть! Я тебе все, что наиграл отдам! Клянусь! Только отмени, прошу тебя!

— Ваня, ты же мужчина, ты должен уметь зарабатывать. Как ты семью обеспечивать будешь? А я тебе помогу, потом мне спасибо скажешь…

Ее слова перебил гудок… Ремни зафиксировали ноги…

«Нееет!» – Раздался истошный вопль.

Иван почувствовал, как к его спине приложилось, что-то твердое и склизкое.

Симона, неумело орудуя, новоприобретенным органом, наконец-то подвела его к анусу.

Чем больше трепыхался Иван, тем глубже насаживал себя на исполинский стержень. Ягодицы расступились, и вот уже головка фаллоса-убийцы проникла внутрь. Повинуясь болевым рефлексам, подвешенные ноги раздвинулись в стороны. Вторгающийся гигант, неумолимо расширял задний проход. Иван чувствовал, что его тело рвется пополам, а бедренные кости выдавливаются из тазобедренных суставов. Дрожа и стиснув зубы, он вцепился побелевшими пальцами в перекладину. Тревожно зазвучало вступление музыкального сопровождения. Вышедшая из оцепенения Анна, металась, не зная, чем ему помочь. Она забежала спереди и наклонилась над его лицом.

— Ваня, Симона права. Думай об этом, как о бизнесе, а лучше вообще не думай. Хочешь поговорить с моей киской?

Анна продела ноги через перекладину между пристегнутыми к ней руками Ивана, и сев на нее, слегка раздвинула бедра. Горячее дыхание обдало ее лобок. Анна обняла его голову и прижала к себе, полагая, что, это поможет ему отвлечься от черных мыслей и успокоиться.

А между тем медленно, но верно чудовищных размеров член продолжал продвигаться вглубь. Не дожидаясь инструкций, Симона взялась за ручки и перешла в автоматический режим. Когда ее бедра коснулись Ивана и ударил первый барабан, головка этого монстра давила ему на живот изнутри. Иван вскинул голову, но Анна тут же прижала ее обратно, давая ему понять, что она рядом и ему есть на кого положиться. Она делала это постоянно, на протяжении всего задания, ни на секунду, не оставляя Ивана без поддержки. Почти сразу же Анна почувствовала такое физическое и духовное единение с Иваном, что какая-то частичка ее плоти и крови отделилась от нее и перешла к нему. Между ними установилась сакральная мистическая связь. Музыка ускорялась, движения становились динамичнее, девушки парили на своей волне, крики Ивана больше не нарушали гармонию.

На последних секундах акта, под бешенный электронный ритм, Симона так приколачивала его зад, что мягкий валик под ним чуть не лопнул. Она кончила, излив поток семени. Вместе с ней оргазм испытала и Анна. Иван толи хрюкнул, толи кашлянул, чем-то захлебываясь. Анна сгладила в сторону, прилипшие к его лбу волосы. Из его носа текла густая жидкость. Симона медленно выводила из Ивана своего монстра. Анна подняла к себе его лицо и… тут же ей открылась истинная природа их взаимного единства… – у нее снова был член, который на этот раз, оказался у Ивана во рту.

— Ваня, как же так, маленький… Это как так вышло то? Потому что я в машину пролезла к тебе так получилось, что ли? Почему же ты ничего не сказал? Хотя, что я говорю, ведь ты же пытался… да я как лучше хотела… Прости меня, пожалуйста… Я смотрю еще у тебя из носа льется и думаю: «Нифига себе там Симона своим брандспойтом льет», а это я тебе наспускала оказывается. Бедненький…

Иван смотрел на разговаривающую с ним Анну, красными от полопавшихся капилляров, обезумевшими, ничего не осмысляющими глазами. Его голова плавала в воздухе, заваливаясь то вниз, то в сторону.

Девушки выбрались из адской машины. Еще два отпавших органа шмякнулись на пол. Конструкция начала трансформацию. Машина остановилась, приняв изначальную форму. Ремни на которых висело, расквашенное тело Ивана расстегнулись. Он бы так и рухнул на пол, если бы одна его рука не замоталась в петле. Иван повис и закрутился на ней, как мокрая тряпка. Подоспев на помощь, девушки сняли и посадили, замученного ими товарища в выкатившуюся откуда-то коляску.

Один за другим посыпались звонкие переливы, означающие новые призы и начисление сумм: «Страпон на высшем уровне сложности» — 300 тысяч долларов; «Дуплет» — 200 тысяч долларов; «Первое место в рейтинге игроков Space XXX – за открытие и выполнение Дуплета на высшем уровне сложности» — 500 тысяч долларов. «Второй этап игры завершен на 100 %». «Игра завершена!».

Невнятный шум за стенами, по мере нарастания, все больше оформлялся в атмосферу фееричного праздника. Две обнаженные раскрасневшиеся девицы, утомленно улыбались, довольные проделанной работой.

Симона подкатила коляску, с впавшим в индифферентное состояние Иваном, к выходу. Вместе с Анной они натянули одежду на его застывающее в каталептическом оцепенении тело и оделись сами.



Поделиться
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.