Последнее изменение: 23 мая, 2020 в 10:16 дп


Невеста — оборотень

Тим Эсер

Часть II Иллюзия Вагины

Глава 11 Белый обелиск

Чистая теплая вода, струясь и разливаясь по коже, немного притупляла, глухо засевшую в его в заднем проходе боль непоправимой разбитости, излома и осквернения. Сердце окутал мрачный туман. Он как будто очнулся после цыганского гипноза, с горькой досадой и опустошённостью. В расстроенных потрясением мыслях он вывел, что вообще все отношения с Натальей, начиная с первого дня их знакомства были роковой ошибкой. И даже, если бы у неё не было члена, всё равно это было бы так.

Все эти пустые слова, свадебные обряды, подарки, подозрительно щедрые ласки Натальи – всё это оказались коварно сплетённой паутиной, в которую он попал, поддавшись странному наваждению. Счастливые моменты жизни, связанные с ней, в эту минуту представлялись ему хитрыми приманками, заманившими его в гибельную ловушку брака.

Даже если допустить невероятное (с точки зрения Сергея) и представить их будущую совместную жизнь, так, как её видела Наталья, перспектива заниматься только анальным сексом совершенно его не прельщала. Ему никогда особо не нравился этот вид совокупления и прибегал он к нему только пару раз в жизни, в первом случае из любопытства, во втором при отсутствии других вариантов. На минеты тоже особо можно было не рассчитывать, так как Наталья была до них не охотница, зато уж себе между ног чьё-нибудь лицо всунуть это она завсегда с превеликим удовольствием. Да так отутюжит что потом, где рот, а где нос не разберешь.

Всё это означало лишь одно — Наталья со своей безудержной сексуальной энергией и неистощимым вожделением будет иметь его по несколько раз в день в одностороннем порядке.

Сергей вывернул кран в сторону и окатил себя холодной водой. Решение было принято.

До красноты растёршись большим махровым полотенцем, он решительно вышел из ванной и стал одеваться.

— Куда ты? – В беспокойном удивлении обратилась к нему Наталья.

— Прогуляться надо.

— И я с тобой. – Незамедлительно воскликнула она.

— Я один. Мне одному побыть надо.

— Надолго?

— Не знаю.

— Не надо, не ходи. – Наталья, почуяла не ладное еще когда он был в ванной. Теперь её опасения подтвердились. Она мялась, не зная, как удержать Сергея. – Один не пойдешь. Нельзя тебе.

— Это ещё почему нельзя?

Её ответы Сергея конечно не интересовали, он бросал фразы на ходу, с равнодушной поспешностью.

— Нельзя и всё. Просто поверь мне. – Твердила Наталья.

— Я тебе уже один раз поверил. – Ворчал Сергей, натягивая ботинок.

Наталья встала между ним и дверью. Заслоняя собой проход, она жалобно захныкала:

— Прошу тебя не выходи сейчас. Я не буду тебя сегодня больше…останься, ну прошу.

Сергей схватил её за плечи, приготовившись к борьбе. Он хорошо знал силу Натальи и поэтому не был вполне уверен, что ему удастся прорваться через неё. Но Наталья неожиданно упала на колени, обхватила его ноги и взмолилась, истерично причитая и дергая его за одежду. Не видевший ранее такую Наталью Сергей, поначалу подумал, что она играет, но катившиеся из глаз слёзы и исполненное страданием покаяние на её лице казались самыми натуральными.

— Ты сама во всем виновата. Что ты с собой сделала? Кто тебя просил об этом? – Строго и непреклонно выговаривал Сергей. – Я не буду жить с таким фриком. Отвали от меня. И завтра чтобы тебя здесь не было.

Сергей сбил её руки и что есть силы швырнул на пол. Переступая через неё, он случайно, а может быть не совсем случайно, сильно пнул её ногой в живот.

«Ты не можешь уйти» — донесся до него её надрывный крик через несколько этажей.

В 4:05 по полуночи черный BMW 7 серии 1993 года выпуска с пробуксовкой и заносом рванул по мокрому снегу, виляя выехал из двора и взял кратчайший курс на федеральную трассу.

Весь план Сергея состоял в том, чтобы выехать из города и осесть на пару дней в соседнем городишке, где у него было несколько знакомых. Там он рассчитывал укрыться от домогательств Натальи и дать ей время убраться из своей квартиры.

Машина быстро удалялась от дома по полупустому проспекту. Тесная пестрота городских огней становилась всё реже и отдалённее и вскоре сменилась пригородом с его чередой автосалонов и крупных торговых центров. За ними последовали занесённые первым снегом поля по одну сторону дороги и коттеджный посёлок по другую.

Эта часть пригородной трассы была хорошо освещена жёлтым светом уличных фонарей, закреплённых на высоких мачтах. Свет их достигал оснований голых чёрных деревьев, тянущихся по обеим сторонам дороги как мёртвая плетёная изгородь. Колючая крона этой изгороди впивалась в мрачную ночную синеву ноябрьского неба.

Относящийся к ведению городских властей участок дороги закончился. Следующая за ним часть трассы была не такой ровной и освещалась слабо. Сергей подъезжал к границе населенного пункта, означенного стелой в виде обелиска с гербом города по центру и огромными бетонными буквами, составляющими его название, в основании.

Сергей включил фары на дальний свет; высветившаяся вдали стела чем-то зацепила его внимание. Он проезжал мимо неё сотни раз и столько же раз её видел, но сейчас ему показалось что с ней что-то не так. Вместе с этим в нем зародилось какое-то нехорошее предчувствие, неясная безотчетная тревога. Сергей сбавил скорость. Когда до стелы оставалось ещё метров пятьдесят, он уже совсем ясно видел, что там кто-то есть и это могло объяснить его тревогу. На фоне белого обелиска отчетливо различалась тёмная фигура человека, стоящего на бетонной букве. Рассудив, что человек этот не должен быть здесь один, Сергей глянул перед собой на дорогу, посмотрел по сторонам, посмотрел в зеркало заднего вида и когда он снова вернул взгляд на стелу, до неё оставалось не более двадцати метров. То, что он разглядел с этого расстояния вызвало у него жуткую оторопь: человек в темной одежде не стоял на букве; его ноги свободно свисали с неё…и человек этот был…неживой – на обелиске висел мертвец. Поравнявшись со стелой, Сергей выкрутил голову на сорок пять градусов вправо, продолжая всматриваться в ужасную картину. Теперь совсем ясно было видно, что, под склонённой на бок, как бы замороженной головой, была затянута петля из грубой толстой верёвки. Конец этой верёвки был привязан к какому-то элементу конструкции, служившему видимо для крепления герба к поверхности обелиска. Сергей не разглядел самого лица, но бросилось в глаза то, что петля висельника была связана настоящим эшафотным узлом – с обнесением верхней части петли навивкой в десяток веревочных колец.

Сергей торопливо перевел взгляд на дорогу и в ту же секунду заметил какой-то объект, быстро приближающийся с левой стороны его пути. Этот тёмный силуэт был виден лишь несколько мгновений и затем скрылся за откосом кювета. После увиденного на стеле Сергей ехал по инерции, продолжая держать ногу на педали тормоза. Только он подумал, что должно быть это какое-то животное, собравшееся перебраться через трассу и направиться дальше в поля, как огромная черная тень, выпрыгнувшая слева из кювета на обочину, метнулась ему наперерез. На какой-то момент, секунда, если не меньше, дорога пропала из виду, по капоту что-то стукнуло, Сергей машинально придавил педаль. Визжащий скрип шин и машина потеряла управление. Его развернуло и понесло на встречные полосы. Правый задний угол машины ударился о барьерное ограждение, разбился стоп-фонарь. Картинка замерла. Машина заглохла, встав под углом к дороге. Прямо перед ним, метрах в ста опять был обелиск с мертвецом. Отсюда висельника не было видно, он находился с другой стороны стелы.

«Покойник по дороге к счастью» — Сергей, не выходя для осмотра повреждений, запустил двигатель. Как только он тронулся, на опасно близком расстоянии от него, гремя и сигналя пронеслась длинная фура. «Как я её не заметил» — он развернулся и набирая скорость продолжил движение, все дальше удаляясь от города.


Поделиться
  •  
  •  
  •  
Страницы ( 1 из 15 ): 1 23 ... 15Следующая »