Последнее изменение: 12 мая, 2021 в 08:49 дп


Глава 22 Моника Кардашьян

Моника Вардановна Кардашьян принадлежала к категории, так называемых, сильных и независимых женщин. И если подобные эпитеты, употребляемые по отношению к дамам, часто содержат изрядную долю иронии, то говоря о Монике Вардановне их можно было применять без тени скрытого смысла.

В свои 32 года Моника занимала пост главы департамента по управлению персоналом в дилерской компании по продаже автомобилей.

В кресло руководителя верхнего уровня Моника попала не через кровать, а исключительно благодаря своим деловым качествам, стратегическому складу ума и определенной доли везения без которого, как известно, не один, даже самый целеустремлённый и выдающихся способностей работник не достигнет значительного успеха в продвижении по карьерной лестнице.

Экзотическое имя Моники Вардановны соответствовало её яркой средиземноморской внешности с большими карими глазами, прекрасно сформированным носом, поднятым кверху подбородком, смуглой кожей и длинными темными волосами. Рост её составлял около 165 сантиметров почти стройной фигуры с дугообразными икрами.

Монике Вардановне достаточно было услышать имя и фамилию любого из 653 сотрудников компании, чтобы отыскать в памяти личное дело работника и понять о ком идёт речь. Были в штате компании и такие, кто состоял у Моники Вардановны на особом счету, хотя сам работник об этом и не догадывался.

К таким кто был на особом счету относился и Сергей Шпилин. Впервые внимание на него главный кадровик обратила, когда просматривала индивидуальные показатели продаж. Даже в самые не благоприятные с точки зрения рыночной ситуации периоды, не было случая, чтобы Сергей Николаевич закрыл месяц без реализации хотя бы одного авто. Поэтому информация о возвращении из затянувшегося отпуска ударника капиталистической торговли была воспринята топ менеджером, как маленький личный успех в деле укомплектованности штата квалифицированным персоналом. Но не одни только деловые качества Сергея заострили на нём внимание чуткого руководителя. Блудливый хулиганский взгляд, обращённый на нее харизматичным и уверенным в себе молодым человеком, дал пищу для ночных фантазий женщине, принципиально избегающей сколь либо серьезных личных отношений.

Это мимолетное знакомство на расстоянии произошло несколько месяцев назад во время визита руководства в филиал компании.

Сегодня Моника Вардановна решила посетить представительство, в котором работал наш Сергей по двум причинам: чтобы провести очный брифинг с персоналом филиала, а заодно лично помочь ценному работнику восстановить деловой настрой после шестинедельного отсутствия.

Филиал, в который направлялась Моника Вардановна, возглавлял мужичок с белыми от седины, пышными усами и такими же белыми и пышными волосами. Все сотрудники называли его Михал Борисыч и имя это звучало очень часто. Михал Борисыч – в прошлом начальник транспортного цеха какого-то завода, хороший механик, знающий толк в самой разной автомобильной технике; вышел на пенсию и теперь возглавлял центр по продажам, ремонту и обслуживанию немецких автомобилей.

Михал Борисыч уже произнес оригинальное, но несколько пафосное вступление и приготовился передать слово руководителю высшего звена – Монике Вардановне, но за столом президиума произошла некоторая заминка.

— Который из них Шпилин? — Спросила Моника Вардановна Михал Борисыча, сделав вид, что не знает, как выглядит упомянутый работник, хотя своими глазами видела, что Шпилина Сергея Николаевича нет среди присутствующих на собрании. — Мы что, не будем поздравлять его со вступлением в семейную жизнь? — Добавила она, пока директор филиала обеспокоенно шипел на заместителя.

— Тащите его сюда. За уши тащите. – Закончил с заместителем Михал Борисыч и с растерянной любезностью обратился к Монике Вардановне. – Минутку… Кажется Шпилину стало плохо. Нет ничего серьезного, просто он сегодня часто посещает санузел. Наверное, ещё не отошёл… Ну то есть…

— В смысле? Он пьян? – Шепотом прервала его Моника Вардановна, не снимая с лица лёгкой улыбки, предназначенной для сидящих в зале.

— Нет, ну что вы, почему пьян? Хотя, честно сказать, я не знаю. Я его сам сегодня не видел, он ещё не выходил из туалета. Но он здесь, это точно.

— Вы пока уточните. На собрание его приглашать не надо. Поговорим после, у вас в кабинете.

Михал Борисыч тут же отдал распоряжение, а Моника Вардановна обратилась к присутствующим.

— Михал Борисыч, а вы не могли раньше об этом сказать. Когда мы с вами обсуждали тему выступления. – Упрекала директора Моника Вардановна по дороге из конференц зала.

— Да я думал уж к этому времени то появится. – Оправдывался Михал Борисыч.

Михал Борисыч открыл перед Моникой Вардановной дверь своего кабинета и предложил ей занять место за его рабочим столом, а сам сел на один из мягких стульев, стоящих вдоль стола для посетителей. Моника Вардановна отказывалась и уверяла, что ей вполне подойдёт место гостя, но Михал Борисыч и слышать ничего не хотел.

— Михал Борисыч, Шпилин в приемной. — Раздался голос секретаря из телефона на рабочем столе директора.

— Пусть заходит. — Нетерпеливо бросил начальник.

После слишком продолжительной для преодоления пути из приемной в кабинет паузы, дверь наконец начала открываться. Постепенно из-за приоткрывшейся внутрь двери стал появляться Сергей.

И Михал Борисыч и Моника Вардановна терпеливо ждали, пока Сергей полностью переместится в помещение. Оба понимали, что с ним происходит что-то странное. Оба молча наблюдали его замедленное вхождение, как зрители наблюдают выход драматического актера для исполнения решающей сцены.

Наконец Сергей полностью вошёл в кабинет и встал, придерживаясь за ручку приоткрытой двери.

— Ну здравствуй, Сергей. — Не дождавшись приветствия начал Михал Борисыч. — Как отдохнул? Как здоровье? Смотрю без костылей. Значит нормально всё с ногой? Да ты проходи, присаживайся. Чего такой скромный? Тебя же не распекать вызвали. Наоборот, поздравить хотим. Вот Моника Вардановна в лице руководства тебе благодарность объявить хочет, в том числе денежную.

— Здравствуйте Михаил Борисович, здравствуйте Моника Вардановна! — Тихо произнес Сергей, кивнул при этом Михал Борисычу и поклонился Монике Вардановне. — Я лучше постою. — Сергей потупился и как будто выключился, перейдя в режим ожидания.

— Михал Борисович, вы нас не оставите для психологического сеанса. – Учтиво обратилась к пожилому директору Моника Вардановна.

— Конечно, конечно. Разумеется. — С радостью согласился Михал Борисыч, обрадовавшись избавлению от разговора с находящимся не в себе подчинённым. – Я попрошу Ольгу кофе занести. Или чай может быть?

— Два кофе, спасибо.

Сергей попятился вместе с дверью, чтобы пропустить Михал Борисыча, но начальник не вышел, а обошёл Сергея со спины, взял его за плечи, потряс по дружески и оттолкал к столу для посетителей; и сам же насильно усадил его в ближайшее к директорскому столу кресло.

— Вот так, сюда. Моника Вардановна не кусается. Побеседуйте по душам в спокойной обстановке. – Улыбаясь во все усы напутствовал Михал Борисыч. После чего покинул свой кабинет, осторожно прикрыв за собой дверь.

Кроме странной заторможенности и какой-то пришибленности Сергея, в глаза бросалась его сильно изменившаяся внешность. Он заметно похудел лицом и осунулся в плечах, но спину держал прямо, лишь голова у него была постоянно опущена и взгляд всегда был направлен прямо перед собой, то есть вниз, сообразно наклону головы. Хотя Сергей и похудел на первый взгляд, при дальнейшем рассмотрении можно было заметить, что похудел он как-то местами: в основном выше пояса. А ноги вроде даже стали немного полнее. При этом живота у него, как не было, так и нет. Он явно не стригся с тех пор, как ушел в отпуск. Волосы отросли, вились у шеи и над ушами, но в целом были хорошо уложены и выглядели аккуратно.

Лицо его похудело больше в скулах, чем в щеках, подбородок тоже стал уже.

И ещё было что-то в его лице, что Моника Вардановна разглядела не сразу, лишь потом она поняла, чего не хватает. Сергей был настолько гладко выбрит, что граница роста волос на лице совершенно не проглядывалась.

Для дипломированного психолога, имеющего обширную практику собеседований и переговоров, было ясно, как божий день, что сидящий перед ней человек совсем не тот, кого она видела несколько месяцев назад. И не менее ясно было то, что произошедшие с этой личностью метаморфозы лежат далеко за пределами её медицинских познаний.

Возбудившийся в Монике Вардановне профессиональный интерес к данной ситуации, оказался настолько сильным, что она не знала с чего начать.

Она пристально рассматривала неподвижно сидящего перед ней человека, чувствуя, что любые её слова, а тем более вопросы, могут оказаться для собеседника пыткой. При этом она заметила, что чем дольше она молчит, тем спокойнее себя чувствует Сергей.

— Что же с тобой сделали, красавчик? И кто твоя супруга? — Мысленно вопрошала Моника Вардановна.

Она осторожно откатилась с креслом и медленно встала. Смотрящий перед собой Сергей, тут же повторил её движения и тоже встал со своего стула.

— Сиди, сиди. — Тихо и очень спокойно попросила Моника Вардановна. – Я только кофе принесу.

Моника Вардановна открыла дверь кабинета и тут же из приемной донёсся голос секретаря Ольги.

— Вы ещё не уходите? Я как раз хотела постучать, насчёт кофе узнать. Можно занести?

— Да, занеси пожалуйста. И отключи все линии на телефон шефа. Пусть никто не заходит и даже не подходит к двери.

— Да, конечно. Михал Борисыч именно так и сказал. А кофе всё равно занести надо. Вот я сидела и думала, как к вам попасть то.

Дверь за секретарем закрылась. Моника Вардановна подошла к Сергею.

— Хочешь кофе? – Спросила она и подвинула блюдце с чашкой так, что оно оказалось прямо под его взглядом. Сергей никак не отреагировал, даже не шелохнулся. Моника Вардановна взяла свою чашку и обойдя стол, встала напротив Сергея с противоположной стороны. Попивая свой кофе, она продолжала изучать неподвижную, как бы застывшую позу Сергея. Она заметила, что он не так равнодушен к напитку, как кажется, на первый взгляд. Он неглубоко и неприметно вдыхал его аромат. И видно было, что запах кофе ему нравится.

Моника Вардановна поставила свою чашку на стол и плавно нагнувшись над столом стукнула два раза ногтем по краешку блюдца, которое стояло перед Сергеем. Раздались два негромких звука.

— Пей. — Также спокойно сказала она, сопроводив этим словом свои постукивания.

Сергей тут же зашевелился и с большой осторожностью взяв чашку в руки, отхлебнул глоток. Отхлебнул и впервые подняв глаза, посмотрел на Монику Вардановну.

— Пей, пей. – Повторила она, с очень сдержанной и короткой улыбкой.

Сергей стал отхлебывать кофе, периодически поднимая глаза и поглядывая на Монику Вардановну. Она молча продолжала внимательно наблюдать за каждым его движением. И в какой-то момент заметила, что он уже почти всё допил и продолжает отхлебывать жидкую гущу со дна.

— Хватит, поставь. – Сказала Моника Вардановна в тот момент, когда он в очередной раз подносил чашку к губам. Не донеся кофе до рта, Сергей остановился и тут же поставил чашку на блюдце.

— Да… И как же ты такой машины продавать собираешься. – Улыбаясь про себя снова задала Сергею мысленный вопрос Моника Вардановна.

Она обошла стол в обратном направлении, встала за спиной Сергея и положила руки ему на плечи. Сергей дрогнул, напрягся, но не изменил позу.

Моника Вардановна пошевелила пальцами, постукав ими по плечам Сергея. Потом медленно стала перебирать ими и массировать его напряжённые трапециевидные мышцы, забирая через рубашку все большие участки кожи.

— Расслабься.

 Мышцы Сергея тут же обмякли и плечи немного опустились.

— Ты у нас прям робот. Да кто вообще способен сотворить такое с непослушным кобелем за полтора месяца? Если только ты не провел медовый месяц в секретной лаборатории КГБ или ЦРУ. Теперь я просто обязана познакомиться с твоей женой.

Моника Вардановна наклонилась к уху Сергея. Её волосы защекотали шею, аромат дорогих духов смешался с запахом кофе.

— Ничего не хочешь мне рассказать? – Прошептала Моника Вардановна, задевая кончиком носа ухо Сергея. – Я только хочу помочь тебе. – Продолжала она тем же вкрадчивым шепотом. – Расскажи Монике Вардановне, чем ты занимался в отпуске.

Мышцы Сергея снова напряглись, на этот раз гораздо сильнее, чем прежде. Моника Вардановна продолжала гладить и массировать его плечи. Но Сергей уже начинал дрожать от напряжения.

— Не бойся меня, я твой друг. Здесь никого нет, кроме нас. Только ты и я. Никто не посмеет здесь тебя обидеть. Доверься мне. Теперь ты под моим руководством. Просто слушайся меня и делай, что я говорю. Расслабься.

Сергей снова расслабил плечи и несколько раз глубоко вздохнул.

— Ну вот и умница. Хороший мальчик. – Начальница продолжала нашептывать Сергею то в одно, то в другое ухо. Лёгкие касания её кожи, её губ, запах её духов, теплый воздух, попадающий прямо в уши заставили Сергея покрыться мурашками.

 —  Да, Сережа? Ты же у нас хороший мальчик? Да. И Моника Вардановна хорошая. Мы оба с тобой хорошие.

Начальница выпрямилась, ещё несколько раз помяла его плечи, запустила руку в волосы на его затылке, потом нехотя убрала от него руки и отошла к директорскому столу. Она выкатила кресло в проход и изящно опустилась в него. Её фигура утонула в черной кожаной обивке. Бедра расслабленно раздвинулись под серой гофрированной юбкой.

— Ну и что же нам с тобой делать, Сережа? – Задумчиво спросила она сама себя. – Подойти ко мне.

Сергей тут же встал, сделал несколько шагов к Монике Вардановне и остановился, не доходя метра полтора до неё. Теперь его взгляд был направлен на пустое место между расставленными полусапожками из лакированной крокодильей кожи темно бардового цвета. Моника Вардановна снова замолчала, разглядывая Сергея с ног до головы. Её глаза прошлись по его телу и дошли до лица. Она заметила, что Сергей мгновение косился на её обувь, но уже отвёл глаза и снова пялился в пол.

— Нравится?

Она закинула ногу на колено, сняла один сапог и поставила его на пол рядом со своей ногой.

— Хочешь посмотреть? Возьми.

Сергей нерешительно зашевелился.

Давай возьми, не бойся. Наклонись. – Мягко настаивала она.

Сергей медленно опустился на оба колена, взял сапог Моники Вардановны, пронёс его возле лица и положил в сторону. Потом наклонился к самому полу и поцеловал подъем её ступни, обтянутый черными прозрачными колготками.

Моника Вардановна чуть не выпала из кресла. Она дернулась телом назад. Спинка скрипнула и прогнулась. Нога её немного поддела подбородок Сергея.

— Извини, извини. Сильно ударила? — Испуганно спросила она, наклонившись вперёд. Но Сергей как будто даже ничего не заметил.

Стараясь быть аккуратнее, Моника Вардановна потянула ногу на себя, забирая её от Сергея, но он пополз вслед за ступней и поймал ртом большой палец её ноги.

Горячие слюни промочили нейлон. Сергей крепко держал ступню руками и уверенно сосал её через колготки.

Моника Вардановна заметалась в кресле совершенно не понимая, что сейчас ей следует предпринять. Дело осложнялось тем, что она чувствовала, как вместе с её ступней увлажняются и другие части её тела.

— Кто не рискует, тот не пьёт шампанское. – Этот слоган всегда всплывал в её голове в затруднительных ситуациях.

— Подожди секунду, Сережа.

Она вытащила свою ногу у него изо рта. Встала, сняла юбку, сняла колготки, сняла трусы, положила всё это на кресло, села на свои вещи, резко выдохнула, широко раздвинула ноги и решительно скомандовала:

— Давай, Шпилин, жги!

Как собака на кость Сергей бросился целовать и покусывать её ноги. Он начал от ступней. Поднимаясь сантиметров на двадцать, он переходил от правой ноги к левой, потом возвращался и продолжал с того места, на котором остановился. Таким образом Сергей добрался до колен. Он бы продолжал так и дальше, но две маленькие крепкие ручки взяли его голову и поднесли к самому сакральному месту Моники Вардановны. Никто и никогда в жизни ещё не производил такого сильного впечатления на молодого топ менеджера. Когда всё было закончено, с уст Моники Вардановны сорвался краткий, но очень пылкий и страстный монолог. Правда понять, что именно сказала начальница Сергею не удалось, потому что слова эти были произнесены на непонятном ему языке. Сергею показалось, что это был эльфийский язык.


Поделиться
  •  
  •  
  •  
Страницы ( 12 из 15 ): « Предыдущая1 ... 1011 12 131415Следующая »