Последнее изменение: 12 мая, 2021 в 08:49 дп


Глава 24 Рабыня

Наталья съехала так низко, что уже почти лежала в кресле. Одна её согнутая в колене нога выламывала подлокотник, а другая, тяжёлым бревном лежала на спине Моники Вардановны. Где-то между её раскинутыми во все стороны ногами была голова, отдающей ей долг начальницы Сергея. Саму голову Моники Вардановны видно не было, потому что она была под черным облаком её взъерошенных волос, которые Наталья взбивала, испытывая особенные приятные ощущения от их густой шелковистости и чудесного запаха.

Наталья начинала кричать от наступающего оргазма. Моника Вардановна тоже кричала, но не от оргазма, а от паники, вызванной асфиксией. Крики, издаваемые ей, оставались в утробе, потому что рот её был вмазан в гениталии Натальи Андреевны.

Наконец Наталья перестала давить на себя голову Моники Вардановны и расслабила запутавшиеся в её волосах руки. Осоловевшими глазами она наблюдала за тем, как копна волос у неё между ног зашевелилась. Освобождаясь от её рук, Моника Вардановна подняла подрагивающую, взъерошенную, как у домового голову и Наталья увидела её лицо с расплывшимся носом, отеками под глазами, с размазанной по всей нижней части лица кровью, смешанной с генитальными выделениями.

Моника Вардановна дико огляделась и увидев, то, что искала, поползла на четвереньках к своему смартфону. Взяла его, приползла обратно на тоже место, села спиной к креслу, облокотила голову на вагину Натальи и сделала селфи.

— Бывшему отправляешь? — Обессиленно спросила Наталья.

— Нет, шефу. Генеральному. — Поясняла Моника Вардановна, гнусавя разбитым носом. — Я на пару дней отгул хочу взять. У нас протокол такой для руководителей. Когда удаленно отпрашиваемся фотку присылаем. У нас случай был, финансового директора похитили, а от него аудио сообщения приходили, что все в порядке мол, что он по семейным обстоятельствам задерживается. Получается он никак не мог дать знать, о том, что в беде. А теперь если похитят кого, бандосы то не знают, что фотку отправлять надо и если её не будет, наши сразу ФСБэшникам сообщат. А так щас написала, отправила и никто волноваться не будет.

— Умно. — Вяло заметила Наталья.

Моника Вардановна с трудом сняла с себя ногу Натальи, которую она уже успела на неё закинуть, потянулась за своей бутылкой виски, сделала глоток и плеснула себе на лицо, немного размазав цветную маску вокруг своего рта. Заметно приободрившись, она встала и всунула бутылку в руку Натальи.

— Пей.

Наталья выпрямилась в кресле и приняла угощение. Моника Вардановна забрала у нее бутылку, поставила её в сторону и встала на кресло, протиснув свои колени между бедер Натальи. С некоторым удивлением Наталья пыталась понять, что она делает. Неожиданно Моника Вардановна прижалась к ней, обняла её и уткнулась губами в её шею.

— Ты чего, Моника? — Растерянно спросила Наталья, придерживая её за спину.

— Ты животное. Ты знаешь это? – Говоря это Моника Вардановна тыкалась носом и губами в бычью шею Натальи. – Тебе 21 год, я старше тебя на 10 лет. Ко мне директора с поклоном ходят, чтобы я их людей на работу подписала, а ты вот так просто взяла и засунула моё лицо в свою дырищу. Ты животное. Зверь. Овца ты тупорылая.

Моника Вардановна оторвалась от шеи. Несколько секунд, она разглядывала недоумевающее лицо Натальи. Потом впилась в её губы размазанным ртом и просунула свой язык.

Обескураженная Наталья намотала её волосы на руку, чтобы скинуть её с себя. Но потом почему-то передумала и смиренно затихла, позволяя Монике Вардановне пачкать себя какой-то сопливой слизью.

— Ты сейчас доиграешься, снова лизать заставлю. – Тяжело дыша прошептала Наталья в ухо Монике Вардановне.

— Заставь. Я всю жизнь лизать у тебя буду. Хочешь я сама сейчас.

Моника Вардановна начала спускаться на пол.

— Слушай, я тебя ударила сильно кажется. Ты сейчас бредишь.

Наталья держала обеими руками голову Моники Вардановны, не давая ей встать на колени. – Ты вообще пить умеешь? Может это тебе вискарь так в голову бросился?

— Да я тебя перепью, хоть ты и весишь целую тонну. Я ни к одному мужику такого не чувствовала. И ни к одной женщине подавно. Ты не обыкновенная. Будто сама не знаешь?

Моника Вардановна высвободила голову из рук Натальи, встала, сняла с себя всю одежду и в таком обнажённом виде села на бедра Натальи.

— Я тебе нравлюсь хоть немного? Смотри в какой я форме. Я ещё долго такой буду. Я буду твоей рабыней, твоей шлюшкой, только не прогоняй меня. Ты же не выгонишь меня сегодня? Я за руль не могу уже. – Надув губки, Моника Вардановна смотрела на Наталью своими большими карими глазами и хлопала пушистыми ресницами.

— Да кто тебя отпустит то? Ты же теперь моя шлюшка. Вот только спать тебе на полу придется. Я бы Сержа на пол кинула, но он получил хорошо. Из-за тебя кстати.

— Как? – Моника Вардановна болезненно нахмурилась. – Ты его тоже била?

— Что значит тоже? Я тебя и не била. Так стукнула один раз. Идем покажу, как ему досталось.

Наталья резко встала, так что Моника Вардановна скатилась с неё на пол и тут же вскочила на ноги. Наталья подошла к дивану и откинула одеяло, покрывающее Сергея.

Вся его спина, ягодицы и бедра были покрыты красными и бордовым полосами.

Моника Вардановна вскинула руки и прижала кулачки к своему рту. Она всхлипнула, из глаз её покатились слёзы.

— Зачем? Это же я во всём виновата. Он же как трехлетний ребенок. Зачем Наталья Андреевна?

— Ну что, хочешь ещё моей шлюшкой быть?

Моника Вардановна стояла ещё какое-то время и смотрела на избитое тело. Потом только до неё дошел вопрос Натальи.

Она повернулась к ней, опустила руки, подошла вплотную, прижалась всем своим голым телом, бессильно обняла её и опустилась на колени.

— Хочу.

Моника Вардановна целовала бедра, колени, голени, опускалась все ниже и уже целовала ступни Натальи.

— Я только не хочу, чтобы ты его так била. Если тебе надо бей меня.

— Изобью если надо будет.

Наталья подняла Монику Вардановну за волосы и подвела её к кровати.

— Ладно, будете друг друга поддерживать. Можешь начинать.

Моника Вардановна смотрела на Наталью пытаясь понять правильно ли она её поняла.

— Да, да, давай. Не бойся за это бить не буду. Я же сама сказала.

Моника Вардановна осторожно встала на кровать и боязливо оборачиваясь, приблизилась к Сергею. Она поцеловала багровый след на его спине и бережно положила руку на его плечо.

— Повернись, Серёж. Больно не будет.

Сергей давно хотел перевернуться, но посторонний человек в доме и полученное накануне наказание не позволяли ему решиться на это движение.

Он с радостью поддался руке Моники Вардановны и осторожно повернулся на спину. Её присутствие оказалось самым целительным бальзамом для его ран. Он успел поймать её взгляд и ещё больше успокоиться прежде, чем она опустилась к его члену.


Поделиться
  •  
  •  
  •  
Страницы ( 14 из 15 ): « Предыдущая1 ... 1213 14 15Следующая »