Последнее изменение: 12 мая, 2021 в 08:49 дп


Глава 16 Чистилище

Чистилище — место, где, согласно католическому вероучению, души умерших грешников очищаются от неискуплённых при жизни грехов

Сергей принялся за порученную ему работу: меняя одну неудобную позу за другой он собрал постельное бельё и опираясь на всё, что попадало под руку добрался до стиральной машины в ванной комнате. Наталья набросала ещё тряпок в кучу белья и велела ему отделить цветное от белого, чтобы стирать в две партии на разных режимах.

Оставшись в ванной один, Сергей в задумчивости мял в руках белое полотенце с цветным орнаментом, не зная к какой категории его отнести. Мысли его постоянно сбивались и оказывались в какой-то пустоте. Он чувствовал, что хочет что-то понять, что-то выяснить, но понимал только то, что сейчас так рассеян, что ничего понять не может и вообще близок к полной прострации.

Не вполне осознавая причины своих действий, он растеряно водил глазами по своей ванной комнате. Некоторые предметы в ней показались ему не знакомыми. Мелькнула мысль о том, что он сейчас не у себя дома, но где тогда? На этот вопрос никаких вариантов ответа в голове не возникло.  В какой-то момент Сергей поймал себя на том, что смотрит в зеркало. В отражении на него смотрел незнакомый человек. Хотя может и знакомый, но чужой. Лицо его было серым и неравномерно слепленным. Левая сторона вздулась в районе нижней челюсти, как будто там образовался флюс, а на правой набухла и поплыла скула, контур припухших губ потерял четкость и размазался по лицу. Сергею очень не понравилось, то, что он увидел в зеркале. Он опустил голову и уставился в сверкающее хромом кольцо сливного сифона, расположенное по центру чистой белой раковины. Смотреть в раковину было приятнее, чем в зеркало. Он сплюнул в неё и какое-то время наблюдал за тем, как смешанная с кровью слюна медленно ползет и затекает в сливное отверстие.

Он слышал шаги, слышал, как открывается дверь ванной, видел боковым зрением, как заходит Наталья. Оторвать взгляд от раковины, оказалось не просто.

Наталья вырвала у него из рук полотенце, о котором он совсем забыл, бросила его в кучу с цветным бельем, велела поторапливаться и взяв какой-то флакончик вышла.

Слова её вывели Сергея из ступора. Разобравшись с первой партией белья, он вышел из ванной с надеждой получить разрешение на отдых и вернуться в постельный режим, но тут же получил задание помыть полы.

— Но как же я буду мыть полы? — Немощно спросил Сергей. — У меня же нога.

— На колени вставай и мой. Я созвонилась с врачом, которого посоветовал тот профессор, завтра он придет. Надо чтобы дома было чисто.

Сергей открыл рот, чтобы возразить, но промолчал.

— Ты что-то хотел сказать или мне показалось? — Испытывающее глядя на Сергея, спросила Наталья.

— Нет, ничего. То есть хорошо, тогда я сейчас помою.

— Приступай немедленно, у тебя ещё много работы.

— А какой ещё работы? – Безрадостно поинтересовался он.

— Сначала, то, что я сказала сделай, потом посуду помоешь, потом объясню тебе что дальше будет, а то ты сам ни хрена не соображаешь.

Понимать что-либо Сергею было действительно трудно. Голова совсем не работала. От осознания того, что жизнь за один день вывернулась и превратилась в какой-то абсурд его пробирало глухое отчаяние. Это отчаяние лишало сил, которых и так почти не осталось. Гораздо легче становилось, если думать о том, что всё, что сейчас с ним происходит и есть то настоящее, в котором он жил всегда. Просто по каким-то причинам он подзабыл о том, кто он есть на самом деле, выдумал себе бог знает что и теперь совершенно зря убивается мыслями о потерянном. Принять такой порядок вещей оказалось гораздо легче для психики.

Бессмысленно возя тряпкой по одному и тому же месту, он смотрел на этот процесс как бы со стороны. Иногда в поле его зрения попадали ступни Натальи, шлепающие по мокрому полу рядом с его лицом. Принять то, что эта девушка, эта женщина, которую он давно знал и когда то пользовался ей  в своё удовольствие, вдруг поработила его, стала его хозяйкой и теперь сама использует его, как тряпку, которую он держит в руках его мозг был не в состоянии. Но идея о том, что он всегда был и остаётся её собственностью, её вещью многое бы объяснила, тогда не надо будет терзать себя мыслями о том в какое ничтожество он превратился и не нужно мучить себя помышлениями об освобождении из рабства. Тем более, что ни физических не моральных сил для этих попыток в данный момент он в себе не находил.

Эту задумчивость, эти его утешительные размышления снова прервала Наталья. Её ступня скользнула по мокрому полу, она шатнулась и чуть не упала прямо на него. Наталья ругнулась и пнула стоящего на четвереньках Сергея под живот. Удар был не сильным, но её тяжёлая нога опрокинула его на спину. Резкая боль в сломанной ноге заставила его вскрикнуть и схватиться за гипс. Он очень испугался своей несдержанности и теперь лёжа на полу у ног Натальи таращился на неё округленными глазами предвидя получение очередной порции нравоучений. Наталья возвышалась над ним во весь свой высокий рост, казалось её толстые мускулистые ноги сейчас раздавят его, как мелкое насекомое, переломают ребра, растопчут лицо. Не в силах ничего вымолвить, Сергей впился глазами в её промежность, мысленно умоляя её о более легком наказании. Уж лучше сделать ей ещё один, пусть даже десять куннилингусов, чем быть забитым этими ножищами.

Страх лежащего ничком у её ног человека возбудил в Наталье инстинкт хищника. Она смотрела на него и представляла то же самое, чего так испугался Сергей. Мысль о том, что она может себе позволить запинать это слабое существо до полусмерти показалась очень заманчивой. Воцарилась гнетущая пауза. Наталья подняла ногу.

Парализованный ужасом Сергей смотрел, как широкая ступня опускается ему на лицо.

Наталья не обрушила ногу на Сергея, а медленно поставила её. Сергей вздрогнул и сжался. Холодная мокрая кожа ступни прикоснулась к его приоткрытым губам. Наталья двигала ногой по его лицу, иногда надавливая так, что Сергей испускал тонкий жалобный стон. Ощущение теплой кожи и горячего рта под ногами кружили ей голову. Останавливаться не хотелось, сдерживаться было всё труднее, стоны Сергея становились всё жалостливее.

Наконец, сделав над собой усилие Наталья сняла ногу с его лица. Переживая остатки дикого страха, он смотрел на неё с безграничной благодарностью за проявленное по отношению к нему великодушие и глазами умолял её дать ему возможность оказать какую-нибудь особенную услугу в ответ на её доброту.

— Сделаешь мне, как Баба Маня. – Сказала сверху Наталья и вылила Сергею на лицо остатки коктейля кровавая Мэри.

Сергей понятия не имел, что значит «сделать, как Баба Маня», но знал, что сделает всё возможное, чтобы исполнить требование Натальи в наилучшем виде и сделает это со всей признательностью.


Поделиться
  •  
  •  
  •  
Страницы ( 6 из 15 ): « Предыдущая1 ... 45 6 78 ... 15Следующая »