Последнее изменение: 12 мая, 2021 в 08:49 дп


Глава 17 Психотерапия

В одиннадцатом часу следующего дня пришел, точнее пришла, врач о котором говорила Наталья и к визиту, которого она так готовилась, заставляя человека с ограниченными возможностями ползать по квартире на четвереньках.

Увидев незнакомую женщину, Сергей сразу проникся к ней доверием и почувствовал облегчение. В присутствии постороннего человека его страх перед Натальей несколько притупился. Сергей был по-прежнему очень осторожен, но теперь мог заметить, насколько сильно этот страх сковывает его тело, гнетёт душу и главное ослабляет его разум.

Инесса Рудольфовна выглядела лет на сорок. Это была женщина невысокого роста, не сказать, что стройная, но и в похудании не нуждалась. С короткими, давно крашенными перекисью волосами, наспех уложенными в незамысловатую прическу, с приятными морщинами, идущими от носа к кончикам губ. Ширина самих губ была бесхитростно преувеличена довольно яркой помадой. Цвет глаз Инессы Рудольфовны составлялся из светло карих, серых и в меньшей степени зелёных красок. Глаза эти до беззаботности светились веселостью, что по мнению Сергея, немного не соответствовало её профессии, требующей постоянного контакта со страдающими людьми. Но именно этот беззаботный жизнерадостный взгляд, пожалуй, и был причиной резкого улучшения самочувствия Сергея. К тому же, как потом выяснил Сергей, Инесса Рудольфовна была врачом психотерапевтом, а значит по роду своей деятельности постоянно контактировала не просто с больными, а с людьми больными душевно, душевнобольными, что по представлению Сергея могло быть забавным.

Узнав о том, что посетивший их врач специализируется на таких болезнях, какие он начал подозревать у себя, Сергей окончательно доверился Инессе Рудольфовне и решился валить всё начистоту.

Перед тем, как приступить к беседе с пациентом Инесса Рудольфовна тихо и коротко о чем-то переговорила с Натальей. До ушей Сергея донеслись такие слова, как бред, видения, злоупотребление, посттравматические осложнения, амнезия.

К немалому удивлению Сергея Наталья поинтересовалась у доктора не помешает ли им её присутствие и выразила свою готовность выйти из квартиры, чтобы оставить врача наедине с пациентом. Но Инесса Рудольфовна заверила, что в этом нет необходимости и что достаточно побыть на кухне и постараться не прислушиваться к разговору. Наталья без возражений удалилась с ноутбуком на кухню и даже одела наушники, чтобы Сергей чувствовал себя относительно комфортно и мог поделиться с врачом тем, что бы не посмел высказать в её присутствии.

— Как вы понимаете, Сергей Николаевич, я уже в курсе несчастного случая произошедшего с вами. Я имею в виду автомобильную аварию. – Мягко, но проникновенно говорила Инесса Рудольфовна немного улыбаясь.

Её улыбка, её тон как-то сразу преуменьшали драматичность переживаний. Её легкая положительная реакция на беспокоящие человека мысли и воспоминания, была очень заразительной, одним своим голосом она разом меняла эмоциональный настрой в положительную сторону, снимала тревоги и сожаления.

— Это у неё врождённый талант так успокаивающе действовать на людей или профессиональное качество, приобретенное за годы работы. – Гадал Сергей, слушая очередной вопрос врача и разглядывая ее лицо.

— Скажите, Сережа… вы не против, если я иногда буду к вам так обращаться? Вы хорошо помните события, предшествующие ДТП. Что было на неделе? Как прошел тот день, после которого случилась авария? Если бы вас попросили, вы могли бы поминутно расписать последние 3 – 4 часа перед происшествием?

Врач заметила, что Сергей затрудняется с ответом и задала другой вопрос.

— Вас что-то беспокоит?

— Понимаете, иногда мне кажется, что я все путаю и это меня беспокоит. – С трудом находя слова заговорил Сергей.

Инесса Рудольфовна выдержала долгую паузу. Сергей облизнул нижнюю губу и продолжил, понизив голос.

— А иногда… Иногда мне кажется, что происходят ужасные вещи…

— А сейчас что вам кажется?

— Сейчас… Сейчас, наверное, мне кажется, что я не совсем все путаю, а что все так и есть.

— Как есть, Сережа? Расскажите пожалуйста.

— Вам это покажется диким. Но сейчас мне кажется, что я не путаю и всё происходит на самом деле. Происходит непонятное.

Сергей, виновато улыбаясь посмотрел на врача, потом покосился в сторону кухни. Наталья смотрела что-то в ноутбуке и казалось совершенно не проявляла к ним интереса. К тому же она была в наушниках, звук из которых доходил до него.

— Пускай будет диким, Сережа, это не страшно. Как раз об этом то и надо рассказать. Не скажу, что всегда, но иногда бывает так, что вещи кажутся дикими ровно до тех пор, пока о них кому ни будь не расскажешь. А иногда бывает и наоборот. Но это не наш случай. Я хочу вас послушать, а там мы вместе разберемся, насколько всё дико и что нам с этим делать. – Женщина тепло улыбнулась и уже от этого, кошмар о котором не решался сказать Сергей, стал ему казаться не таким уж и жутким.

— Моя жена… Наталья… вы знаете, она… Она меня бьёт… Она меня насилует… Она меня запугивает, не даёт ни с кем общаться, телефон отобрала…

Сергей с хрипом выдавил из себя, то, что его мучало, глубоко выдохнул и посветлел лицом. Он внимательно всматривался в лицо доктора, пытаясь по её реакции определить степень своего безумия.

Никакого сильного изменения в лице врача Сергею рассмотреть не удалось, разве что какая-то профессиональная мысль на мгновение мелькнула в глазах Инессы Рудольфовны.

— Бьёт значит любит? — Не удержалась от банальности врач и снова одарила Сергея успокаивающей улыбкой. — Наталья Андреевна, конечно, девушка рослая и видно, спортивная. Такая может и врезать. – Как бы рассуждала вслух Инесса Рудольфовна. – А вы, Сергей Николаевич, сдачи ей не даёте?

— Да… вы что? — С ужасом зашипел Сергей. — Как можно? Ей убить — раз плюнуть. Да она тяжеловеса завалит! Она всегда здоровая была, но после свадьбы… После свадьбы всё началось. Она за один день сантиметров на семь выросла и мышцы, как у лошади накачала. Сила в ней нечеловеческая. Попробуй тронь её, она меня, как комара прихлопнет. Видите лицо, это она меня ладонями отхлестала.

— Не бьёте и правильно. Мужчину это не красит. А вы ведь мужчина, да Сергей Николаевич. А нога ваша? Ногу кто вам сломал?

— Доктор, я понимаю к чему вы клоните. Думаете я дебошир или алкаш какой ни будь. Ногу она мне не ломала. Но это пока не ломала. Она в любой момент это может. И синяки у меня на лице не от аварии. Позвоните профессору, если не верите. Я там у них с нормальным лицом был. Я вам ещё главного не сказал, а вы мне уже не верите. Говорил же диким покажется.

— Ну что вы, что вы, Сережа, не волнуйтесь. У нас с вами общая задача и мы должны правильно понимать друг друга. Вы сказали главное есть. Но давайте по порядку. Вы также жаловались, что жена вас насилует. В каком смысле? Можете пояснить?

— В каком смысле? — Сергей брезгливо усмехнулся. — Да во всех смыслах. В мыслимых и не мыслимых. Один из которых самый главный смысл и есть. А вы посмотрите вокруг. – Вдруг предложил Сергей.

Инесса Рудольфовна огляделась, изобразив непонимание.

— Вы видите какой порядок? Это она меня убираться заставила. В моей же собственной квартире.

— Ну в уборке, честно говоря, я ничего плохого не вижу. У нас в стационаре, например, большинству пациентов, показана трудотерапия. Это, кстати, практикуется не первый век и по сей день считается одним из значимых сопутствующих условий для успешного лечения психических расстройств.

— И с переломанными ногами тоже по полу ползать рекомендовано?

— Ну разумеется нет. Лёгкий труд, по возможности на свежем воздухе и только при отсутствии физических противопоказаний.

— А вот она меня заставляет с физическими противопоказаниями работать. И это только один, самый безобидный вид насилия. – Сергей переждал, пока, подкативший к горлу ком отойдет и позволит ему продолжать рассказ. – Она меня ртом удовлетворять себя принуждает. – Сергей не выдержал, последнее слово сорвалось и из покрасневших глаз его выкатилась слеза.

— Инесса Рудольфовна задумалась, глядя на Сергея с застывшей и уже не нужной улыбкой, потом осторожно повернула голову, чтобы увидеть Наталью.

Хотя случаи насильственных действий сексуального характера со стороны женщины в отношении мужчины были ей известны из периодических изданий, на практике с этим сталкиваться ей не доводилось.

Симуляцию психического расстройства она с уверенностью исключила. Оставалось понять являются ли жалобы пациента шизофреническим бредом либо же на самом деле имеет место принуждение к сексуальным отношениям путем насилия, угроз и использования беспомощного состояния, что крайне маловероятно, хотя теоретически, учитывая физические травмы Сергея он мог сойти за жертву, находящуюся в беспомощном состоянии, но в случае с супругами, где в роли жертвы выступает мужчина прецеденты в судебной практике вряд ли имеются. Впрочем, к цели её визита это не относится.

— И теперь к главному. – Собравшись продолжил Сергей.

— Я думала это и есть главное. – Теперь Инесса Рудольфовна была действительно удивлена.

Сергей в подробностях поведал врачу историю его анального изнасилования, в деталях описал форму, размеры и состояния мужского полового органа Натальи, не умолчал и про сцену, произошедшую при выходе из квартиры. В довершение он был вынужден признать, что больше с того момента пенис у Натальи он не наблюдал при том, что его глаза несколько раз буквально были погружены внутрь её вагины.

Именно эта нестыковка с членом, который вроде, как и был, но которого с того раза больше никто никогда не видел позволила Инессе Рудольфовне прийти к заключению о том, что жалобы Сергея Николаевича носят бредовый характер. И поскольку он склонен воспринимать галлюцинаторные образы, как реальность, несмотря на то что сам приводит доказательства обратного, доктор укрепилась в своём предположении наличия у пациента шизофрении, а не алкалоидного или наркотического делирия. И, следовательно, наблюдаемая амнезия обусловлена психосоматикой, а не есть результат черепно-мозговой травмы. Хотя не исключено воздействие нескольких факторов.

Переговорив с Натальей и попрощавшись с Сергеем, Инесса Рудольфовна вышла из квартиры молодоженов. Спускаясь по лестнице подъезда, она задумалась о том, что молодой человек с таким диагнозом действительно может оказаться жертвой насилия и сексуального принуждения, и будь на месте Сергея несовершеннолетний или женщина она бы непременно сообщила информацию в органы опеки и органы внутренних дел. Но в случае Сергея Николаевича такие обращения скорее навредят ему, чем как-то помогут. И значит лучше оставить Сергея Николаевича на попечение его заботливой супруги.


Поделиться
  •  
  •  
  •  
Страницы ( 7 из 15 ): « Предыдущая1 ... 56 7 89 ... 15Следующая »