Невеста - оборотень

Отлизать хочешь?

размещено в: Фемдом рассказы | 0

Последнее изменение: 17 мая, 2020 в 08:59 пп


Поздний летний вечер разукрасил мегаполис разноцветными огнями. Яркие краски рекламных вывесок горели над желто-белым светом витрин. Улицы жили, улицы дышали. Наталья почувствовала этот замедленный вечерний ритм и глубоко вдохнула вместе с городом. Ощущение силы и уверенности наполнило ее легкие. Выдох оставил на лице улыбку превосходства. Наталья влилась в поток и поплыла, ловя обращенные на себя взоры, то прямо, то украдкой, устремлявшиеся с разных сторон. Стайка разодетых молодых людей с вызывающим гоготом направилась к дорогой машине. Наталья поняла, что они говорят о ней. Она поймала взгляд одного из них и не меняя выражения лица уставилась на него. Паренек смутился, опустил глаза и ушел в себя.

Смартфон исправно пересчитывал число не отвеченных вызовов. Их количество продолжало расти. Больше всех сгорали от любопытства Карина и Марина. Вместо того, чтобы отчитываться перед ними Наталья решила погулять на сэкономленные деньги.

К полуночи в кальянной «Зарики» ночная жизнь только закипала. Несколько свободных столиков дожидались гостей. У бара толкались подвыпившие юнцы. Довольные чаевыми бармены виртуозно смешивали коктейли. Две хмельные дамы с вздернутыми губами отчитывали официанта: тыкали пальцами, украшенными драгоценными камнями, то в него, то в себя, то в салфетку. Седовласый мужчина в темно синем костюме величаво улыбался что-то рассказывая простоватой с виду девушке лет двадцати.

По просьбе Натальи рыжебородый бармен с татуированными руками ловко соорудил ряд из трех шотов текилы. Когда второй из них стукнул по барной стойке Наталья заметила, как бы случайно оказавшегося рядом совсем зеленого паренька – на вид не старше 18. С простодушным любопытством он наблюдал, как она пьет.

— Что? – Бросила ему Наталья, поднимая третий шот.

— Красиво сидите. Успех отмечаете или печаль заливаете? – Поборов смущение спросил юнец.

Наталья оглядела парня с головы до ног и всмотрелась в его смазливое личико с пушком над верхней губой.

— Отлизать хочешь?

— А??

— Два.

Опрокинув третью, она сошла с барного стула опираясь на плечо, пытающегося переварить услышанное, молодого человека.

— Со мной иди.

Сжав его руку выше локтя, она повела его рядом с собой.

— Подождите я…

— Сюда идем.

Еще один поворот по узкому коридору, и они оказались перед дверьми уборных.

— Куда?

Перепуганный паренек вцепился в угол дверного проема. Сильным рывком Наталья втянула его внутрь. Две девушки ошарашенно наблюдали за происходящим в зеркальное отражение: крупная блондинка впечатляющей внешности заталкивает безуспешно пытающегося сопротивляться паренька в туалетную кабинку.

Звонкий стук крышки унитаза и мальчик оказался сидящим перед снимающей у его лица трусы незнакомкой, с которой он заговорил минуту назад. Понимая, что происходит что-то неправильное, он попытался подняться, но внезапно подступившая слабость, не оставила ему шанса покинуть узкие стены западни.

Задравшая платье женщина заполнила собой все свободное пространство перед ним. Ее голый живот надвинулся ему на глаза, тесня еще ниже. Единственный выход из этой клетки оказался наглухо перекрыт, приставленными к его голове бедрами с внушающей трепет вагиной по центру. Это настолько ошеломило бедного юношу, что он забыл, как дышать.

Перед тем, как его рот соединился с половыми губами, его нос уткнулся в колючий лобок. Уже понимая всю неотвратимость совершаемых над ним насильственных действий, еле слышно он успел прошептать: «Не надо пожалуйста».

Наталья запустила пальцы левой руки в его волосы и скребя ногтями по коже головы сгребла в кулак его длинный чуб. Помогая правой рукой, она придавила и запрокинула его голову, придвинулась к нему и ещё потопталась и повозилась над ним пока не пристроила лицо к пылающей от нетерпения вагине как надо.

Мальчик всё пытался что-то сказать, но губы его задевали её разгоряченные гениталии и бесполезные слова эти так и остались неуслышанными. Невысказанные воззвания к состраданию так и бились мыслями в голове юноши все то время пока Наталья в порыве затмевающего разум сладострастия пихала свою вагину в рот несчастного.

Внезапность и немыслимость происходящего повергли юношу в изменчивое, туманное состояние. Его сознание, то проваливалось в яму полной отрешённости, то немного прояснялось и тогда лихорадочно пыталось найти выход из этой ситуации. В такие моменты смутного просветления он беспорядочно водил языком по заполнившей его рот плоти, в надежде побыстрее удовлетворить свою истязательницу и тем самым заслужить освобождение из её плена. Но как бы он не старался ему казалось, что он делает что-то не так, что это никогда не закончится и что он ещё больше раздражает насильницу.

Наталья действительно раздражалась, но не от неумелости жертвы, а от волн усиливающегося возбуждения. Она периодически дергала мальчика за волосы немного отстраняясь от него, чтобы с ещё большей яростью вжать его рот в свои гениталии. Эти рывки, сопровождаемые низкими отрывистыми хрипами, снова и снова повергали его в состояние отреченного ужаса. Когда у Натальи начался оргазм юноше показалось, что она решила сломать ему шею своими бедрами. Наталья закинула ногу ему за спину, взяла его обеими руками за затылок, провезла его лицо по свое промежности и с чудовищной силой втянула в себя; его губы размазались по нижней части вагины, а её клитор оказался прижатым к глазнице. Так около минуты она держала его, время от времени эпилептически вздрагивая вместе с его головой. Находящийся в обморочном состоянии мальчик вцепился побелевшими пальцами в её ягодицы безотчётно держась за них будто висел над пропастью.

Наконец Наталья сняла с него ногу. Какое-то время она бессмысленно смотрела на стену, глубоко дыша и высоко поднимая грудь, потом перевела взгляд вниз и с некоторым удивлением обнаружила, что держит за волосы чью-то голову. Тяжело дыша открытым ртом, она смотрела стеклянными глазами на застывшее в жалобном испуге лицо.

Наталья медленно разжала пальцы, в которых держала волосы мальчика. Этими же пальцами коснулась его растертых губ. Погладила его по одной щеке, потом тыльной стороной ладони по другой и всё смотрела так будто удивлялась тому откуда он взялся и гладила будто старалась стереть с этого лица выражение стыда и страдания. Она обняла его обеими руками и нежно прижала к своему лобку. Наталья продолжала гладить его намокшие волосы чувствуя, как новый прилив возбуждения подступает к тому месту куда была приложена горячая щека юноши. Она взяла его голову закрыв ладонями его уши и переминаясь с ноги на ногу снова взялась пристраивать это лицо к своему передку.

— Нет, нет, нет, пожалуйста… — Плаксиво запричитал мальчик и захлопал влажными ресницами.

— Тихо, тихо, тихо… — Перебила его Наталья.

Она ещё раз, уже второпях, погладила его по голове проведя пару раз ладонью от его темечка ко лбу и снова навалилась вагиной на его дрожащие губы.

Крупный тазобедренный аппарат пришел в движение. Голова и лицо, нос и губы, десна мальчика снова приняли на себя череду энергичных толчков её сильного тела. В то время как плотные массивные бедра ритмично поджимали клитор к его языку, твердая рука её неуклонно давила ему на затылок.

Второй оргазм Натальи начался быстрее чем первый и длился дольше. Все это время лицо мальчика беспощадно втиралось между ног и тыкалось в разные области промежности. Непонимающий что от него требуется юноша в ужасном отчаянии высовывал язык надеясь, что это облегчит его участь. В конце концов возможно его старания оказались не напрасными: когда его многострадальный язык случайно вошёл в анус Натальи она резко затихла и сразу почувствовала спад возбуждения.

Весь этот туалетный куннилингус длился около 10 минут, но для парня время шло в другом измерении; когда он наконец смог дышать, не касаясь носом тела незнакомой женщины, ему показалось, что прожита целая жизнь; короткая, мучительная, но целая жизнь.

А тем временем по другую сторону туалетной кабинки собралось уже шесть девушек. Затаим дыхание они слушали, издаваемые Натальей вздохи и стоны. Прикрывали ухоженными ручками открытые рты и смотрели друг на друга округленными глазами.

Наталья резко выдохнула, спустила платье, тряхнула головой и вышла из кабинки. Пройдя сквозь строй восхищенных глаз она гордо покинула женскую уборную; ласково попрощалась с барменом и вышла из кальянной. Оглянувшись вокруг, она почувствовала себя сытой львицей, перед которой открыли вольер с антилопами.

Паренек еще не менее минуты сидел на своем унитазе, не решаясь выйти, пока одна из находившихся внутри девушек не открыла дверь кабинки.

Увидев стройную брюнетку в очень коротком платье, возникшую на пути выхода, его состояние моральной уничтоженности сменилось новой волной паники.

— Ты работаешь? – Заинтересованно спросила она.

Совершенно не понимая, о чем она говорит, он ринулся в просвет. Увидев, что помещение битком набито женщинами, он как ошалевший котенок заметался между ними стараясь никого не задеть; добрался до двери и затрясся вместе с дверной ручкой. К его полнейшему ужасу дверь не поддалась.

— Закрыто. – Пошутил кто-то из присутствующих, и толпа за спиной разразилась вульгарным хохотом.

Его воспаленное воображение мгновенно нарисовало картину, где сейчас его будут пускать по кругу до полного изничтожения. В этот момент дверь открыла входящая снаружи девушка (дверь никто не запирал, просто он пытался ее открывать не в ту сторону).

— Пожалуйста, отпустите меня, я больше не буду! – Взмолился юноша, обращаясь к стоявшей на пороге девушке, первой мыслью которой было то, что она ошиблась дверью.

Извинившись, она отошла в сторону и только потом задумалась: «Как этот страдалец оказался в женском туалете и что такого натворил, что его не хотели выпускать оттуда?».

Опустив голову, парень пошагал по коридору. «Леха, ну че там?» – услышал он голос своего приятеля. Леха ускорил шаг и не оборачиваясь пошел прочь, подальше от проклятого заведения. Свернув с главной улицы, он шел, не понимая куда, пока не забрел в какой-то двор. Сел там под кустом боярышника и разрыдался, сдавливая голос и утираясь, прихваченной из бара салфеткой. Немного успокоившись, он обнаружил что салфетка эта — вовсе не салфетка, а мокрые от его слез трусы Натальи, которые она засунула ему в нагрудный карман перед тем, как надругалась над ним. Алексей смотал их в трубочку и положил обратно — на память.


Невеста - оборотень. Вторая книга Кунифобии. Отлизать хочешь?


Поделиться
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.