Последнее изменение: 17 сентября, 2020 в 02:54 пп


Глава 24. Последний рывок

Иван первым понял, что наступило утро. Убрав со своего лица ногу Анны, которая спала между ним и Симоной, но почему-то ногами к подушкам, он осторожно поднялся.

— Сегодня все закончится. – Раздумывал Иван, сидя на кровати и глядя на лазурную воду джакузи. – Никто больше не заставит меня нырять за «жемчугом», заправлять кровать с лебедями, сосать пальцы на ногах, лизать зад… Я снова стану свободным человеком. Куплю себе тачку и поеду куда-нибудь. На рыбалку может… Шашлыки пожарю, настоящие, на березовых углях. Остался последний рывок. И потом все, досвидос мадемуазели. Кстати о еде, надо бы подкрепиться, пока не началось…

Мадемуазели, как выразился Иван, поднялись только к обеду. Без особого аппетита поковырялись в еде. Через полчаса все собрались в люксе.

Еще сонная Анна, буднично села Ивану на лицо. Иван встретил губами ее вагину и сделал первое осторожное касание языком. Анна зевнула, раскинула руки и потянулась.

Симона сидела на кровати спиной к ним. Вспоминая события прошедшего дня, она мечтательно улыбалась.

Через минуту Анна кончила. В течении перерыва, требующегося для начала следующего акта, она молча сидела на Иване, залипая в блаженной тишине. Зашевелившаяся под ней голова Ивана, вывела ее из прострации, и она уступила место Симоне.

Симона, упершись на руки, нависла промежностью над лицом Ивана и о чем-то задумалась. Продолжая витать в облаках, опустила на него свою вагину, провела пальцем в уголке глаза и посмотрела на ногти. Во время оргазма, Симона кричала уже не так сильно, как раньше, но все же, издаваемый ею вой, согнал дремоту с Анны. Анна с удивленной улыбкой наблюдала, как Симона сжимается в оргазме, пережевывая своими ягодицами и мышцами бедер лицо Ивана.

– Со стороны это выглядит забавно и эротично, но не хотела бы я сейчас, оказаться на его месте. – Подумала она.

Анна сменила позу на 69 и приставила вагину к губам Ивана. Пока он полировал ее языком, она играла с его членом, от чего тот стал твердым.

Симона снова села Ивану на лицо.

Анна села на член Ивана и положила руки Симоне на талию. Когда Симона кончала, Анна, весело прыгая на члене, вцепилась в ее широкие плечи, стала мять их пальцами и издавать крики, передразнивая ее.

Потом они поменялись местами. Теперь Симона сидела на члене, а Анна на лице Ивана.

Когда Иван лежал животом на кровати и лицом на Анне, Симона повторила вчерашнюю шутку, изображая анальное изнасилование.

—  Ваня, ты моя сучка. Тебе нравится, я знаю. Да, да, да. — Рычала Симона, прессуя зад Ивана.

Это так рассмешило Анну, что она не заметила оргазма.

Весь сплющенный под тяжестью Симоны, Иван беспомощно терпел унижение. Колючий лобок раздражал его анус. От каждого толчка ее крепкого зада у него внутри все содрогалось и непроизвольно вырывался отрывистый сдавленный стон.

— Смотри как стонет сучка. — Он без моей шишки жить не может. Тащится моя шлюшка. Сейчас кончу и в рот тебе навалю.

Анна, заливаясь смехом, мотала бедрами, то раскрывая их на распашку то сжимая в них голову Ивана. Иван прятал сгорающее от стыда лицо и влажные глаза у нее между ног.

Подбадриваемая весельем Анны, Симона так разошлась, что схватила Ивана за волосы и стала тыкать его лицом Анне в промежность. — Соси сука. Соси я сказала.

Лопаясь от хохота, Анна схватила Ивана за уши, пытаясь смягчить толчки Симоны.

— Хватит. Прекрати пожалуйста. Я больше не могу. Я Ваню обоссала. – Рыдая от смеха, умоляла Анна.

От постоянной смены девушек и создаваемых ими тактильных ощущений, Иван уже на второй час беспрерывного секса, перестал понимать, чей клитор в данный момент находится у него во рту, и в ком, и в чем находится его член. Через некоторое время его вестибулярный аппарат дал сбой. Иван не мог определить, где верх и где низ, на спине или на животе он лежит. Он чувствовал себя, как астронавт, выброшенный в открытый космос и вращающийся вокруг своего центра тяжести по постоянно меняющейся траектории. На третьей стадии дезориентации, Иван вышел в астрал. Он перестал осознавать, где у него голова, а где член. И тот и другой орган, постоянно были чем-то зажаты, куда-то вставлены, кем-то заняты. Поэтому, когда у него началась рвота он не сразу понял из какого отверстия на его теле произошла утечка.

«Привет космонавтам!», «Как самочувствие?», «Не большая перегрузка?» — на перебой щебетали девушки.

— Мы уже помыться успели. – Сообщила Анна.

Перед глазами у Ивана были две пары женских ступней. Обе пары были ему хорошо знакомы. Одни узкие с тонкими длинными пальцами, скошенными в одну линию; другие широкие, с толстым и коротким большим пальцем и более длинным вторым, за которым в порядке убывания длины следовали остальные три. Первые принадлежали Анне, вторые Симоне.

— Иди умывайся и пойдем разбираться. Игра показывает выполнение второго этапа на 98 %. Что-то надо доделать по-быстрому и валить отсюда. – Сказала обладательница широких ступней.

Иван оторвал от кровати дрожащий подбородок. Зайдя в ванную, он долго обдавал лицо холодной водой и полоскал рот, но так и не смог избавиться от ощущения какой-то пахучей маски и постороннего привкуса во рту.

Неразлучная троица вышла в коридор. Справа, где располагаются комнаты девушек, что-то изменилось. Прозрачное облако зелёного света окутало ту единственную, остававшуюся закрытой, до настоящего момента, дверь. Симона ускорила шаг и первой оказалась на пороге небольшого зала.


Поделиться
Страницы ( 12 из 15 ): « Предыдущая1 ... 1011 12 131415Следующая »