Последнее изменение: 17 сентября, 2020 в 02:54 пп


Глава 15. Терапия

Услышав, что дверь за Анной и Симоной тихо закрылась, Иван украдкой вылез из постели. Пошатываясь от легкого головокружения, иногда вскидывая руки для балансировки, он бесшумно пробрался к месту, где была спрятана его шкатулка с лекарствами. Изящные формы ларчика, гладкое дерево теплого медового цвета, бархатистая зеленая обивка согревали душу и обещали, хотя и временное, но скорое, избавление от нежданно свалившейся напасти. Иван бережно извлек пакетик с голубыми таблетками, ровно и плотно заполнявший отведенное ему отделение. На пакете стоял штамп с надписью «Methylenedioxymethamphetamine. 180 mg». Из всей надписи Иван понял только цифру 180. Хотя сравнивать это число было не с чем, Ивану показалось, что это много. Как только Иван начал приходить в себя, после обморока в гостиной, он сразу вспомнил об аптечке. А вспомнив об аптечке, подумал о таблетках, которые еще не разу не принимал. Иван прокручивал в голове моменты, предшествующие его обмороку. При мысли об омерзительном чудовище, присосавшемся к его лицу, ему захотелось выпить сразу горсть таких таблеток. Не этих, так любых других, лишь бы забыться и стереть из памяти, хотя бы на время, воспоминания об этом трагическом событии. О предстоящих 600 орально-генитальных актах Иван и думать не хотел. Это было исключено.

Таким образом, мало, о чем говорящая, цифра 180 заставила Ивана задуматься, и он принял решение выпить одну таблетку (для начала). Едкая горечь оставалась на языке даже после того, как Иван проглотил ее, стараясь смыть послевкусие соком.

Вернувшись под одеяло, он улегся поудобнее, не исключая, а скорее предполагая, снотворное действие препарата. Какое-то время Иван лежал, томно ворочаясь. Ему уже казалось, что он засыпает, как вдруг быстрые сильные толчки в груди сорвали с него всю сонливость. Ступни покрылись липким потом. Лежать с таким сердцебиением дальше было не выносимо. Запаниковав он вскочил с кровати. Вслед за разогнавшимися ударами сердца, его охватил жар, а вместе с ним подкатила тошнота.

— Кажется 180 это очень много, — пугающие мысли бились в голове у Ивана, — с другой стороны хорошо, что только одну взял, а не горсть, как сначала принять собирался. Надо было пол таблетки выпить… кто же знал… хотя там и риска была, для деления пополам… К черту эту игру, пускай сами себе лижут, кабанихи ненасытные. Необходимо промыть желудок…

Иван направился в ванную комнату. Его немного покачивало, но не от слабости, а от возникшего опьянения. Теперь он чувствовал силу и тонус в мышцах, тело требовало движений. Пока Иван шел до ванной, он сделал несколько глубоких вдохов, с каждым разом наполняя легкие все большим количеством воздуха, как будто в них открывался дополнительный объем, припасенный в качестве резерва, для подобных ситуаций.

Но самый большой сюрприз ожидал Ивана в самой ванной комнате. Включив свет, он забыл для чего пришел сюда. Неожиданно яркое освещение совершенно изменило привычную картину, знакомого места. Вместе с щелком выключателя, переключилось что-то внутри, где-то в душе. Переключилось так же резко, в тот же момент, когда свет разбил темноту.

Вдруг, на душе у Ивана стало очень тепло и приятно. Настолько хорошо и приятно, что челюсти сжались в удовольствии. Какая-то беспредельная радость, переполняя изнутри, начала изливаться наружу, заставляя лицо улыбаться, а тело плавно и с наслаждением двигаться. Радовало все вокруг — и то, что было рядом, и то, что было за пределами этой комнаты. Тошнота еще оставалась, но она уже не казалась критичной. Иван даже почувствовал своего рода благодарность этой тошноте, подарившей ему столь чудесное состояние. Иван зачарованно рассматривал черные мраморные стены, сверкающую белизной сантехнику, блестящие хромированные детали, огромное зеркало в тонком золотистом багете, безупречную гладь фасадов шкафчиков, глубокие матовые тона мягких полотенец. Увидев свое отражение в зеркале, Иван не удержался и тихо засмеялся. Он радовался за себя и вообще за всех тех, кто бы этого хотел. Правда его немножко смутили сильно расширившиеся зрачки, но в следующие секунды он перестал об этом думать. А думать Ивану захотелось о проведенных в компании с Анной и Симоной вечеринках.

Иван вышел в апартаменты, и опять, уже ставшая привычной, обстановка его жилища, по-новому, и возможно впервые по-настоящему, поразила его своим великолепием. Он с восторженной независимостью, несколько раз обошел свои владения. Картинка перед глазами немного подергивалась, но это ничуть не смущало, и даже добавляло атмосферности, создавая эффект паралакса. Пока он исполненный чувством свободы и предвкушаемого счастья, шествовал, разглядывая весь шик и лаконичность интерьера, ему совершенно очевидной показалась мысль о том, что никакой проблемы с предстоящими заданиями игры, не существует. И вообще проблем не существует в принципе. Не совсем ясно понимая — как, он точно знал, что все будет сделано как надо. Все предрешено. Изменить судьбу невозможно. Нет, конечно можно, но не сильно. То, что должно случиться случится.

Ему вдруг во что бы то ни стало захотелось поделиться с кем-нибудь своими мыслями и эмоциями. «Зови, если что» — вспомнились ему слова Анны.

— Анна! Как хорошо, что она рядом. Надо пригласить ее. Но только, чтобы Симона не услышала. Хотя и ее можно, но пока лучше без нее. Нужна именно Анна. Симона может напрягать.

Движимый чувством восторга от озарившего его откровения он выглянул в коридор, осторожно приоткрыв дверь. Из лобби доносилась музыка. Ивану захотелось танцевать. Впрочем, его тело все это время уже двигалось в такт, звучавшей в голове музыке.

Исполненный позитивной энергии и игривости, он, стараясь не забывать о самоконтроле, вышел в коридор и прошел в крыло, где располагались комнаты девушек. Не застав Анну в номере, Иван, смакуя каждый свой шаг, торжественно направился в другую часть здания. Ходьба по этажу доставляла ему особое, необъяснимое удовольствие. Дойдя до места где коридор переходит в лобби, он из-за угла увидел Симону, сидевшую спиной к нему на диване перед телевизором с ведром какой-то еды. Справа за стеклом, отделяющем кухню, Анна, за столом, перед экраном другого монитора, пила что-то из высокого прозрачного бокала. Дождавшись момента, когда Анна оторвала взгляд от экрана, Иван замахал ей рукой, зовя за собой и жестом показывая не шуметь. Анна быстро все поняла и выйдя из гостиной, буднично прошла мимо Симоны.

Иван зашел в апартаменты, придержав дверь для гостьи.

— Ну как, тебе лучше? – Анна посмотрела на Ивана, включая свет.

— Мне хорошо. – Сквозь зубы, сухим, расплывающимся в улыбке ртом, процедил Иван.

— Что с тобой? – Анна с беспокойством приблизилась вплотную к Ивану, взяв его пальцами за скулы.

Ее глаза тревожно и бегло сканировали его лицо. На уголках пересохших губ она заметила пену.

— Что у тебя со зрачками? Господи, ты под чем, чудик? – Округлившиеся до максимума глаза и все лицо Анны выражало испуг и жгучее любопытство.

Не желая больше утаивать перед Анной свой секрет, Иван спутанными скороговорками, вывалил все начистоту.

— Я выпил таблетку, только одну таблетку, меня накрыло что-то крутовато, прости, что я тебе сразу не рассказал, так хорошо, что ты здесь, Анна, не сердись на меня пожалуйста, ты такая классная, давай побудем вдвоем сейчас, только толстая пусть не заходит, поможешь ладно.

— Да ладно, конечно, хорошо, хорошо. Что за таблетка? Где ты ее взял? Там же где и траву? Покажи мне.

— Там… 180… — Иван рукой показал направление. – Только я ее сейчас достать не смогу. Ты можешь сама посмотреть, если хочешь.

— Да тебя прилично прет, дружок… О боже, ну ты, чудовище. – С пониманием и доброй насмешкой сказала Анна.

Иван с уважением смотрел, как Анна вынимает нижний ящик из комода и нащупывает на полу заветный сундучок. Сам он, продолжая испытывать усиление, неведомых ему, до сегодняшнего дня, ощущений, уже не мог концентрироваться на выполнении подобных действий.

Изысканно притягательный внешний вид коробочки произвел первое сильное впечатление на девушку. Содержимое окончательно покорило ее.

— Ебана панорама! – Тихо произнесла Анна, опуская челюсть. — Ты под экстези сейчас у нас, выходит. Впрочем, оно и видно. Не возражаешь? – Спросила Анна, доставая себе голубую таблетку.

— Да какие могут быть возражения. – Новая волна счастья накрыла Ивана.

— Так, ну, поехали, товарищи. Это тебе, — сказала Анна, наливая Ивану минеральную воду, — не забывай пить жидкость. А что там у нас с музыкой?

Благодарность Ивана перед Анной, разом снявшей все, накопившиеся вопросы, переливалась через край.

— У меня есть к тебе одна просьба… сделаешь кое-что для меня сейчас?

— Конечно, все что угодно, говори, говори!

— Нет подожди, если тебе сейчас совсем не до этого, то забей. Но просто мне кажется, сейчас, самое подходящее время…

— Да говори же! Тем более, если уж тебе так кажется…

— Поцелуй меня там… мою киску… мне бы сейчас этого так хотелось…

— Да, но я…

— Я помогу тебе.


Поделиться
Страницы ( 3 из 15 ): « Предыдущая12 3 45 ... 15Следующая »